Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
20 марта 2019 г.

Главный стадион Олимпиады 2020 в Токио: убедительная концепция в сомнительном исполнении

Репортаж архитектора Татьяны Кнороз из Токио.

 

Пока архитектурное сообщество Японии празднует ещё один Притцкер, взятый соотечественником, крупнейшие строительные компании Токио и местное правительство вовсю готовятся сдавать объекты к Олимпиаде 2020. Зарубежным архитектурным изданиям, кажется, не до этого — срочно пишутся биографии Изодзаки, репортажи о восходящей звезде Ишигами, освещаются очередные проекты SANAA в Европе. Мало кто интересуется непростой судьбой главного стадиона будущей Олимпиады, конкурс на дизайн которого в 2012 году выиграло бюро Захи Хадид. К 2015 году, после подсчёта расходов на строительство и суровой критики изначальной концепции ведущими японскими архитекторами, правительство в спешке поменяло проектные требования и назначило второй конкурс. Визуализации стадиона вызвали общественный резонанс: Тойо Ито пренебрежительно сравнил дизайн Хадид с черепахой, Фумихико Маки — с белым слоном, местные архитектурные блоги окрестили стадион велосипедным шлемом. Однако официальной причиной отмены результатов конкурса стала неожиданно высокая оценочная стоимость строительства — больше двух миллиардов долларов, что оказалось непосильной планкой даже для главного объекта Токийской Олимпиады.

 

 

Новый конкурс предполагал дополнительное условие – заранее обговоренное сотрудничество с японскими подрядчиками для ускорения последующей реализации, и на этот раз бюро Хадид не смогло найти строительную компанию в Японии, готовую работать с их экстремальными конструктивными идеями в рамках нового бюджета. К всеобщему облегчению, конкурс выиграл Кенго Кума в паре с корпорацией Тайсей. И токийские архитекторы, и должностные лица наконец-то успокоились: несмотря на серьёзное сокращение сроков работ, Кума разработал элегантный и, казалось бы, максимально этичный дизайн, противостоящий массивности архистарной эстетики Хадид, которая вызвала идеологическое отторжение у японцев. В бюро Кумы подчеркивают, что проект разрабатывался, учитывая формальные и исторические особенности окружающей местности. Олимпийский стадион строится на месте ранее снесённого старого по соседству с Мейдзи Дзингу — священным лесопарком, содержащим более ста тысяч деревьев из разных регионов Японии. Неудивительно, что главной идеей проекта стало обильное использование разных пород древесины, таким образом поддерживая лесную промышленность страны и в который раз выставляя напоказ главную особенность традиционной японской архитектуры — виртуозную работу с деревом.

 

 

Мне удалось попасть на строящийся стадион и побывать на презентации выполненных этапов проекта. Один из руководящих сотрудников корпорации Тайсей в деталях рассказывал об инновационных крановых технологиях, использующихся для установки несущих балок крыши, и о том, насколько стадион экологичный и экономичный — затраты на реализацию в этот раз не превысят 1,3 миллиарда долларов. Однако в ходе повествованияначали выясняться некоторые неожиданные детали, ставящие под сомнение оригинальную концепцию. Например, дерево в фасаде и структурных элементах используется только до высоты третьего этажа, а дальше из соображений пожарной и конструктивной безопасности заменено на алюминиевую имитацию с покрытием-обманкой: понять, что это ненастоящее дерево можно только подойдя к материалу ближе, чем на полметра.

 

 

Работники строительной компании гордо показывали различные образцы таких алюминиевых имитаций, которые были разработаны специально для этого случая, поясняя, что конструктивные элементы крыши технически невозможно сделать из доступных пород дерева при заданной длине пролёта. Вдобавок, оказалось, что лесная промышленность Японии уже не справляется с необходимыми размерами поставок при невысоких закупочных ценах, поэтому дерево теперь везут из близлежащих южноазиатских стран, известных нарушениями прав трудящихся и стандартов экологичности в данной индустрии. Если прибавить к этому длительную перевозку и выбросы СO2, получается совсем не так этично и экологично, как хотелось бы думать, исходя из «зелёных» рендеров и лестных отзывов местной прессы. Неясно, насколько Кенго Кума участвовал именно в вопросах реализации стадиона, но такая нечестность по отношению к материалам и общей концепции сооружения абсолютно не свойственна ни его бюро, ни японской архитектуре в целом.

 

 

Конечно же, в стройках государственного масштаба всегда можно найти бесконечно много поводов для претензий. На мой вопрос о том, почему часть крыши произвольной формы и ориентации лишена покрытия на визуализациях, сотрудник из Тайсей после долгих размышлений неуверенно ответил: «Для разнообразия и красоты».

 

Но насколько бы сомнительным ни был этот проект, японцев никак нельзя упрекнуть в одном: несмотря на работу в условиях рекордно коротких сроков из-за отмены первого конкурса, стадион будет готов к тестовому футбольному матчу уже в ноябре этого года, больше чем за восемь месяцев до начала летних Олимпийских игр 2020.

 

Рендеры: Zaha Hadid Architects, Kengo Kuma & Associates, Taisei Corporation для Japan Sports Council

Можно почитать:

Татьяна Кнороз: «Мы строим дома, чтобы жить зимой, а японцы – чтобы жить летом»


Текст: Кнороз Татьяна

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта