Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
7 октября 2019 г.

«Город будущего – это город, который продолжит существовать»

Интервью с директором по градостроительству французского бюро Devillers et Associes.

На прошедшем форуме «Среда для жизни: города», который завершился в Великом Новгороде, редакция BERLOGOS обсудила разницу в подходах к городскому планированию, изменения климата и проект по реконструкции исторического центра Калининграда с французским экспертом в области урбанистики и градостроительства Магали Фольквейн.

 

 

– У Вас впечатляющий опыт создания различных проектов по всему миру. Очевидно, что в разных городах подход к планированию среды и развитию территорий будет отличаться, как и общее видение.  Скажите, какие решения, инструменты и подходы Вы считаете наиболее эффективными?

 

– Это интересный вопрос. Особенно, когда участвуешь в подобном форуме. Я вижу, что у каждого города, у каждой страны есть своя программа. И вы не можете передать решение одной страны другой – везде есть свои городские форумы, городское планирование. И за ними стоят политика и надзорные органы, которые существенно отличаются друг от друга.

 

Я работала, в основном, в европейских странах и немного в арабских. Из своего опыта могу сказать, что везде крайне востребованы локальные аутентичные проекты, учитывающие культурные коды и климатические особенности. Поэтому я считаю, что наиболее сбалансированный подход к городскому планированию сейчас в тех странах, где правительство находится в диалоге с гражданским обществом.

 

 

– А если говорить о конкретных странах или городах?

 

– Пожалуй, в Швейцарии есть крайне любопытные способы интеграции и взаимодействия органов территориального развития с обществом. У Дании очень хороший рациональный потребительский подход, который становится основой любого проекта, особенно в Копенгагене, городе, созданном для велосипедистов. Во Франции дела тоже обстоят не так плохо, потому что мы занимаемся развитием городских проектов уже 40 лет, и сегодня этот процесс находит своё применение в каждом населённом пункте. И речь не только о Париже и его окрестностях, есть много проектов по стране, масштаб которых существенно отличается.

 

Многофункцинальный проект La Duchére в Лионе. Автор: Devillers et Associes

Проект Zac Saint-Martin Du Touch в Тулузе. Автор: Devillers et Associes

 

– В чём принципиальное отличие подходов в России и во Франции? Речь о каких-либо нормативных документах, законодательстве или вопрос больше в разных культурных кодах и аутентике?

 

– Я думаю, что у вас своя уникальная история, которая создаёт специфические проблемы. У нас же, с точки зрения городского планирования, нет подобной истории, потому что мы не сталкивались с таким количеством разрушений, как вы. У нас существует особая сегрегация, которой у вас нет. Кроме того, я думаю, что события, происходившие во Франции в 1980-х годах, были децентрализующими, и после них представители власти, государство абсолютно не участвовали в проектировании городов. Таким образом, мэры могли сами принимать любые решения, касающиеся городского планирования.

 

Я думаю, мы могли бы придумать проектно-ориентированный подход. Если вы зафиксируете на бумаге созданный вами объёмно-пространственный регламент (прим – документ, прописывающий требования к характеристикам застройки, взаимосвязи застройки с городскими открытыми пространствами, зелёными территориями), он сможет работать, но лишь до некоторой степени. Хороший городской проект создаётся в диалоге с несколькими заинтересованными сторонами.

Иначе получится, что заинтересованная сторона предлагает конкретный проект, но по регламенту предусмотрено другое решение. Значит, проект не подходит, хотя должен бы, ведь нельзя упускать такую великолепную возможность.

 

 

– Говоря об упущенных возможностях. У Вас был прекрасный план реконструкции исторического центра в Калининграде, который, к сожалению, занял лишь второе место на конкурсе – расскажите о нём подробнее. Как Вы хотели бы благоустроить центр?

 

– Да, это был интересный проект. И в нашем случае, пожалуй, можно провести параллель между Калининградом и другими российскими городами, где очень похожая история. Видно, что Калининград бомбили. Видно, что при этом активно развивалась дорожная инфраструктура. Мы хотели изменить исторический центр города – убрать крупную магистраль. Не обязательно именно разрушить, но хотя бы повернуть её в другую сторону, сделать другие развязки. Тогда мог бы появиться отдельный исторический центр города, который продлился бы до реки и острова. А сейчас получается, что замок в центре Калининграда зажат между кольцевыми дорогами и лишён смысла. Исторически подобные строения и поселения в целом всегда связаны с географией места, природными условиями. История замка связана с островом и озером, и хотелось её возродить.

Жаль, что проект не был реализован, но это в любом случае был очень интересный опыт. После конкурса мы сотрудничали с городской администрацией и проделали большую работу, но у местных управленцев нет планов по изменению или переносу дороги, поэтому других проектов для развития той территории сейчас нет. Но мне кажется, что на изменения всё же стоит решиться, потому что иначе река будет слишком далеко от центра, до неё будет сложно добраться.

 

 

– Что бы Вы посоветовали для благоустройства других российских городов?

 

– Я была только в Москве и Санкт-Петербурге. Петербург – по-настоящему европейский город. Я занималась там подготовкой воркшопа, посвящённого микрорайонам и моногородам. Пыталась понять, что мы можем сделать для решения конкретных локальных проблем, но в России они действительно обладают особой спецификой, в основном за счёт типологии архитектуры, которая является частью городской среды.

 

Насколько я могу судить, в России существуют, в основном, микрорайоны, и это неплохо. В таких микрорайонах живут все – и бедные, и богатые. Разве что очень богатые живут в собственных закрытых районах. Но вам нужна большая программа реконструкции микрорайонов. В остальном у вас есть разнообразие, и это я считаю крайне интересным.

 

– Как обычно строится работа над проектами в разных странах – работаете ли Вы со своей командой или привлекаете местных архитекторов и экспертов по застройке?

 

– Я работаю с той же командой, что и в Париже. Мы вместе едем во все локации – и это составляет 50% бюджета. Остальные 50% – это локальные технические специалисты, специалисты по биологическому разнообразию, социологи, эксперты по торговым операциям, необходимые для конкретного проекта и обладающие пониманием региональной специфики. Каждый раз я пытаюсь найти местных специалистов, чтобы они действительно разбирались во всех нюансах территории. Ведь по сути, мы все вместе едем на участок и проводим там неделю, встречаемся со множеством людей. Нужно по-настоящему погружаться в новый контекст.

 

 

– Как Вы видите дальнейшее развитие городов в целом? Как по-Вашему будут выглядеть города будущего через 50-100 лет?

 

– Город будущего – это город, который продолжит своё существование. Дело в климатических изменениях. Меня поразило, что на форуме никто ни минуты об этом не говорил. В своём выступлении я немного подискутировала на тему экологии, но, повторюсь, кроме меня, её никто в не касался. И это удивительно, ведь как раз в тот момент проходил очередной международный климатический саммит. И повсюду, в каждой стране, люди об этом говорили, а здесь ничего не было слышно. Это безумие, потому что для реализации климатических проектов потребуются десятилетия. И, например, через тридцать лет всё очень сильно изменится. Невероятно, что сегодня всё до сих пор заливают бетоном. Мы же знаем о том, насколько этот материал разрушителен для окружающей среды, и нужно говорить об этом. Это действительно важно. Город будущего должен быть частью окружающей среды.

 

 

– Почему, по Вашему мнению, в России так мало обсуждают вопросы экологии? Возможно, это какие-то особенности менталитета?

 

– Думаю, у вас просто проблемы с вниманием прессы к подобным вопросам. Все страны принимают участие в обсуждении, и это активно освещается в СМИ, а здесь об этом просто не так часто пишут. Утром в комнате отеля я включила французский телеканал, по которому шли одна за одной передачи об изменении климата. Потом я переключилась на российские каналы – тишина. Так что у вас больше проблемы с отношением к вопросам экологии в целом. И об этом нужно говорить. Конечно, это не касается урбанистических форумов напрямую. И речь не о том, чтобы использовать больше или меньше бетона. Речь в целом об управлении ресурсами и стремлении выжить в условиях стремительно меняющегося климата. Но это больше политическая позиция.

 

* Форум «Среда для жизни» проводится ДОМ.РФ при поддержке правительства РФ и Минстроя России ежегодно в городах, показывающих стремление развиваться и формировать комфортную городскую среду. Он собирает лучших российских и иностранных экспертов: архитекторов, урбанистов, девелоперов, представителей региональных и муниципальных администраций. Программная дирекция форума — Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».



Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие интервью

© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта